Новости
Главная / Статьи / Звезды / Роберт Ленц: «Шнурову я симпатизирую»

Роберт Ленц: «Шнурову я симпатизирую»

Ансамбль «Браво» уже вошел в когорту тех редких исполнителей, которым удавалось десятки раз выпускать стопроцентные хиты. Под «Желтые ботинки», исполненные мастером эпатажа Жанной Агузаровой, лихо отплясывала вся страна. Когда Валерий Сюткин запел об оранжевом галстуке и призвал советских трудящихся танцевать под «московский бит», за ансамблем прочно закрепилась репутация «стиляг из Москвы». Нынешние вокалисты группы – это ее основатель и идейный вдохновитель Евгений Хавтан, а также объект воздыханий женской части аудитории «Браво» – Роберт Ленц. Как бы не менялся состав музыкального коллектива, на его живые выступления всегда собирается публика. И ностальгирующие фанаты группы, пережившие советскую эпоху, и современные слушатели ретро-музыки, ободряюще кричат в один голос: «Браво!». Мы встретились с Робертом Ленцем, чтобы поговорить о музыке.


– Чем сейчас занята группа «Браво»?

– Недавно мы записали две новые песни, которые, по всей видимости, войдут в наш новый альбом. Композицию «Танцуй» уже можно услышать в радиоэфире. Также мы записали песню «Бугги автостоп» в новой аранжировке. Получилось, на мой взгляд, очень неплохо, она звучит совсем не так, как первоначальная версия.

– А песня «Танцуй» похожа на ваши предыдущие работы?

– Разумеется. Я думаю, она звучит во вполне «бравовском» духе.

– Но вы уже определенно не те «стиляги из Москвы», которыми вас привыкли видеть на сцене...

– Мы уже давно прошли тот период творчества, когда нас называли московскими стилягами. И это связано с тем, что наш коллектив существует уже давно, мы не можем постоянно двигаться в одном направлении, выпускать однотипные хиты. Меняются внешние условия – это, конечно, отражается на музыке. Ведь альбом «На перекрестках весны» сильно отличается от «Дороги в облака». Каждый новый вокалист вносит в звучание что-то свое. Думаю, «Браво» с Агузаровой, с Сюткиным и со мной – это три разных группы. Самое главное, чего всегда хотел Женя (Евгений Хавтан – прим. автора) – это перемены. Музыканту нужно двигаться вперед. Да, мы уже не те «стиляги из Москвы». Какими мы стали? Нынешний стиль «Браво» не имеет определений, я вообще ярлыки не люблю.

– Даже если ваша музыка менялась, вы сумели сохранить свое фирменное звучание.

– Да, многим музыкантам трудно долго придерживаться одного стиля и при этом быть востребованными. Но людям нравится музыка «Браво». Они приходят на концерты и ждут, что мы зарядим их оптимизмом.

– В вашей концертной программе старых песен больше, чем новых?

– Мы стараемся включать в программу больше старых песен. Люди хотят снова и снова слушать такие хиты, как «Ветер знает», «Город», «Ленинградский рок-н-ролл» и «Дорога в облака». Эти песни у многих вызывают ностальгию. Мы не можем лишить зрителя того, за что нас полюбили. Но две-три песни с нового альбома во время концертов мы исполняем.

– Вы принимаете участие в крупных музыкальных фестивалях таких, как «Крылья» и «Нашествие»?

– Мы как раз недавно выступали на «Крыльях», публика нас очень тепло принимала. Мы не в первый раз принимаем участие в «open-airах». Мне такие мероприятия нравятся, для нас это шанс выступить перед большой аудиторией. Единственное, что может сильно испортить настроение, – это проблемы со звуком. Артистов выступает много, возникают сложности с организацией концерта. Слава богу, на этот раз все прошло более или менее гладко.

– Чьи выступления вам понравились?

– Из молодых коллективов, к сожалению, мне пока никто не нравится. Никого не могу назвать «ярким» или «незаурядным».

– А как вам современные неформалы вроде Сергея Шнурова?

– Шнурову я симпатизирую. Мне особенно понравились песни с его альбома «Дачники». Чувство юмора у человека определенно есть. И потом мне приятно, что Шнуров всегда тепло отзывался о нашей группе.

– Но, несмотря на свой имидж неформала, Шнуров не отказывается появляться в рейтинговых шоу и сам ведет передачу на одном из центральных телеканалов...

– И правильно делает! Если человеку сопутствует коммерческий успех, разве это плохо? Глядя на Шнурова, я не могу сказать: «Этот музыкант продался». Да, он хорошо чувствует свою аудиторию, поэтому его песни пользуются таким успехом. Шнуров совсем неглупый человек, я периодически читаю его колонку в журнале "Rolling Stone".

– Как вы относитесь к тому, что в современной музыке рок может соседствовать с рэпом?

– Хорошо отношусь. Я считаю, что музыки должно быть больше, и она должна быть разной.

– Но иногда выгоднее быть консерватором в музыке. Два ваших экспериментальных альбома «Евгеника» и «Хиты про любовь», скажем так, не были встречены овациями...

– С коммерческой точки зрения «Хиты про любовь» был почти провальным альбомом. Но дело не в том, что слушателям не понравились наши песни. Просто у «Хитов» был очень вялый промоушен. В какой-то момент у нас возникли проблемы с финансовыми спонсорами. Но альбом я все равно считаю удачным. Некоторые песни с «Хитов» мы исполняем на концертах. Только «Серенаду 2000» я почему-то не люблю.

– А какие альбомы «Браво», на ваш взгляд, наиболее удачные?

– Я не очень хорошо знаю «сюткинский» период, точные названия альбомов могу и не припомнить. Но мне очень нравятся песни «Московский бит», «Вася», «Оранжевый галстук». Пожалуй, это были самые яркие хиты в истории «Браво». До нас никто ничего подобного не исполнял. Альбом «Дорога в облака», может, и не самый выдающийся, но, на мой взгляд, очень цельный. А из последних альбомов мне нравится «На перекрестках весны».

– Ваш сотоварищ по группе Евгений Хавтан создал независимо от «Браво» виртуальный проект «Микки-Маус и Стилеты». Как вы относитесь к творческим поискам Евгения?

– Мне сложно назвать «Микки-Маус» сольным творчеством Жени, так как проект осуществился не без участия «Браво».

– А вы сами планируете когда-нибудь заняться сольным творчеством?

– Если я запишу что-то отдельно от «Браво», то следующим шагом должны стать мои сольные выступления. А это проблематично. Я не могу одновременно петь в двух группах.

– Бывшие участники «Браво», Жанна Агузарова и Валерий Сюткин, сумели сделать сольную карьеру. Вы следите за их творчеством?

– Не очень, если честно.

– А юбилейным концертом, где вы выступили на одной сцене, вы остались довольны?

– Он прошел удачнее, чем я предполагал. Я смотрел концерт по телевизору и остался доволен. Но мне было тяжело выступать в Москве из-за болезни, я вышел на сцену с высокой температурой и с большим трудом спел.

– «Браво» начинали во времена рок-подполья и подвергались нападкам со стороны цензоров. Вы согласны с тем, что качественная музыка рождается в тяжелых политических условиях


– Я еще не пришел в коллектив, когда «Браво» третировали власти. Наблюдал за всем этим со стороны. А насчет тяжелых условий... думаю, все группы в начале творческого пути сталкиваются с теми или иными проблемами.

– Но сейчас проблем у музыкантов меньше, по крайней мере, с цензурой. Цензура исчезла, а музыка стала шаблонной. Чем объяснить этот парадокс?

– Я думал, это только мое мнение, но, оказывается, вы тоже так считаете. Раньше музыканты не заботились о коммерческом успехе. Не нужно было загонять свое творчество в определенные рамки для того, чтобы песни звучали в «формате», популярном на радио и телевидении. Люди развивались в творчестве, и этим жили. Не было понятия «шоу-бизнес». И кумиры тоже были другие: "Beatles", "Rolling Stones", "Led Zeppelin". Люди брали пример с легендарных музыкантов.

– Однажды у одной отечественной «звезды» спросили: «Скажите, почему наша аудитория слушает песни с примитивными текстами и мелодиями»? И тот ответил лаконично: «Пипл хавает». У вас какое мнение на этот счет?

– Думаю, многое навязывают сами радиостанции. Хотя... раз есть спрос на кондовые тексты, то и предложение всегда будет.

– Например, спрос на «звезд», чье конвейерное производство уже запущено на телевидении...

– Это вообще противоестественно – выращивать музыканта в инкубаторе. Искусственно созданные музыканты ничего не могут дать слушателю. Раньше люди искренне любили музыку, подолгу репетировали, пробивали стены головой, чтобы что-то донести своим поклонникам. А тут появились бизнесмены, набрали группу молодежи с улицы, поставили на сцене яркие декорации и показали все это по телевизору. Некоторые хотят научить слона танцевать на одной ноге.

– Кроме «фабрикантов» большой популярностью у нас пользуются рокеры без зубов, ведущие нездоровый образ жизни. Ваша новая композиция «Танцуй» звучит в «чартовой дюжине» «Нашего радио» наряду с песней группы «Король и шут». Как вам такое музыкальное соседство?

– «Король и шут» на «Крыльях» тоже вместе с нами выступали! Так что мы уже к такому соседству привыкли. Меня, конечно, их музыка не цепляет.

– Понятие «качественный рок» с отечественной музыкой у вас не ассоциируется?

– Нет. Абсолютно. Рок-музыка у нас в стране во многом вторичный продукт. Бесчисленные клоны Ильи Лагутенко и Земфиры лично мне неинтересны. Есть, конечно, музыканты, которых я уважаю. Скажем, «Чайф» и «Алиса». Кинчев, безусловно, талантливый человек, на сцене он напоминает удава, способного загипнотизировать публику. Но вообще-то я не любитель отечественной музыки. После концерта "Rolling Stones" в Санкт-Петербурге я убедился, что настоящую рок-музыку исполняют единицы, к которым относится Джаггер. Я испытал неописуемый восторг. Не помню уже, когда я был так счастлив.

– "Rolling Stones" потрясли весь мир и многое изменили в сознании людей. Вы, судя по эпиграфу к альбому «Евгеника», тоже к этому стремитесь. Как там написано: «Евгеника – наука об улучшении нравственных и физических качеств грядущих поколений»?


– Музыка способна менять людей, я в это верю! «Битлы» и «Роллинги» изменили жизнь целого поколения! Музыка может для кого-то стать религией.

– О музыкантах часто слагают мифы. В одном журнале я прочитала, что вы якобы служили в пожарной команде...

– В армии я действительно работал пожарником.

– И много героических поступков вам удалось совершить?

– Мы служили на Новой Земле, а там, к счастью, пожары случались нечасто. Так что я особыми подвигами не отличился.

– А ведь девушки хотят видеть в вас образцового романтика!

– «Романтик» – это штамп. Человек не может вечно быть романтическим героем. Он не может без конца петь серенады под окном любимой женщины, бренчать на гитаре и пялиться на луну. Да, иногда у меня бывает романтическое настроение, но в определенные моменты я могу быть и циником.

– Раньше, чтобы стать музыкантом, нужно было освоить игру на музыкальном инструменте. Сейчас можно записывать музыку на компьютере, и многие этим успешно занимаются. Могут ли цифровые технологии потеснить живых музыкантов?

– Технологии могут плохо отразиться на уровне современной музыки. Потому что сейчас с помощью компьютера и программы "autotune" любое фальшивое пение можно превратить в «конфету» для слушателя. Это дает музыкантам возможность халтурить. Но в том, что техника развивается, есть и позитивные стороны. Она облегчает нам жизнь. Я, например, очень доволен своим новым сотовым телефоном, он заменяет мне плеер, телевизор и многое другое. Активному человеку такие «игрушки» необходимы. Так что с удовольствием пользуюсь достижениями современной техники.

Автор: Аревик Чахоян
06 августа 2007
Lumalive:  LED-краски в движении

Lumalive: LED-краски в движении
Цифровое будущее холодильника

Цифровое будущее холодильника